086 у купить ;Купить освобождение от физкультуры и другие справки смотрите на сайте . спортивный костюм витязь ;cialis by mail

Андрей Гусин: "Выход в ЧМ-2006 мы уже отпраздновали"
Разделы

Все статьи сайта





Его гол датчанам на выезде подарил нам надежду. Гол на выезде грекам — уверенность, что сборная Украины сыграет на чемпионате мира. Он уже почти десять лет не форвард, но никогда не ограничивался своей ролью в полузащите. Поэтому Олег Блохин и не представлял свою команду без Андрея Гусина. Даже когда тот был без клуба.

— Андрей, на матч со сборной Албании ты приедешь, зная, что он в турнирном плане ничего не решает...

— Этот поединок будет проходить в Днепропетровске, что само по себе стимул добиться результата. В свое время в Донецке мы сыграли неудачно, поэтому хочется, чтобы в Днепропетровске были заложены хорошие традиции. Так что это будет обычный матч сборной, кстати, и премиальные за победу будут, как и во всех предыдущих.

— А за решение задачи — выхода в финальную часть чемпионата мира — премиальные тоже полагаются?

— Само собой. И нам их выплатят, президент федерации уже говорил об этом. Это отдельно от тех премиальных, которые полагались по ходу турнира. Их давали за решение определенной задачи в двух матчах — за четыре или шесть очков, в зависимости от того, насколько сложными были соперники.

— Уже известно, что руководство федерации готовит в Киеве празднование, которое состоится по прилету сборной из Днепропетровска. А вы, футболисты, что-то планируете?

— Да, мы уже отпраздновали — сразу после матча с Турцией. В ночном клубе посидели, потанцевали. На славу повеселились.

— Сегодня ты — лидер "Крылышек". Но еще девять месяцев назад была полная неопределенность — из "Динамо" ушел, с новым клубом долго не решалось...

— Честно говоря, так не хочется вспоминать! Да, было плохо для меня, потом оказалось — что и для команды тоже. Но зачем сейчас об этом говорить? Сейчас-то все хорошо, и в игровом плане, и в материальном...

— С тех пор твои отношения с Сабо не изменились?

— Нет, мы с ним не общаемся.

— В феврале был момент, когда ты не был уверен, что Блохин тебя возьмет в Албанию, но он взял. Такая поддержка тренера была неожиданностью?

— В душе-то ожидал, но... В то время я не тренировался с "Динамо". Мне объяснили, что Сабо был очень недоволен одним из моих интервью, поэтому как-то повлиял на то, чтобы я не тренировался ни за дубль, ни за вторую команду. Я, конечно, сам готовился, бегал, тренировался в манеже. А потом в "Черноморце" мне помог Семен Альтман, кроме того, были смотрины в Англии, там я тоже готовился. Подготовка была скомканной, но главным оказалось доверие: Блохин знал меня и не обратил внимание на то, что я был не в лучшей форме. Думаю, что в итоге об этом не пожалел ни он, ни я.

— Вернемся к "Динамо". Твои слова о кризисе в команде подтвердились летом в Лиге чемпионов. Не знаешь, какова сейчас атмосфера в "Динамо"?

— Те, с кем я общаюсь, говорят, что все хорошо. Но я не могу говорить за всех 20 человек. Может, десяти — хорошо, а десяти — плохо. Откуда мне знать, я-то не внутри коллектива?!

— Одним из кандидатов на пост главного тренера "Динамо" называют...

— (смеясь) Меня, что ли?

— Пока нет. Зато говорят, что если Блохин возглавит команду, то и ты вернешься.

— Я к слухам не отношусь серьезно, только к фактам.

— Сейчас понятно, что о переходе в "Крылья Советов" ты не жалеешь. А как было в июне, когда команда начала разбегаться?

— А что тогда от меня зависело? Да, было неприятно, что уходят хорошие игроки, ребята, с которыми я успел подружиться. Но, видимо, у руководства не было другого выхода — нужно было возвращать долги. Президент клуба пытался договориться с местными властями, но у него ничего не получалось, пришлось продавать футболистов... В общем, это такая запутанная история! Хорошо, что она уже завершилась. Все долги футболистам выплатили, премиальные платят хорошие. Надо только выигрывать.

— В Киеве ты часто приглашал друзей на шашлыки. А в Самаре?

— Сейчас уже погоды нет, а раньше пару раз приглашал домой. У меня здесь есть гриль (не могу и тут без гриля, без решеточки), так что жарили. Правда, не такое большое количество, как в Киеве, — просто здесь в доме меньше места.

— То, что у тебя дом, а не квартира — это твой выбор или так предоставили?

— Нет, мой. Я нашел хорошее место: небольшой двухэтажный домик, парковая зона, старые деревья, все ухожено, охрана. Приятно жить.

— С одной стороны, ты публичная личность, с другой, говорят, ты — домосед, не любишь бары, ночные клубы...

— Рестораны — почему нет? Мне нравится хорошо покушать, иногда выпить красного вина. А ночные клубы — это не мое. Танцевать... Да сил не остается на это после тренировок! К тому же я ночью люблю поспать. Днем никогда не сплю, поэтому ночью поспать для меня важно.

— То есть ты сова?

— Да нет, я могу ложиться не очень поздно, но люблю утром поспать. Я не смог бы так, как моя Кристиночка: она с детьми встает очень рано, и ведут они себя очень тихо, чтобы папе дать поспать лишний час. Они такие молодцы у меня, так заботятся! На базе "Динамо" я всегда мучался. Всегда будили в девять утра, какой кошмар был вставать! Вот в "Крыльях" свободный подъем, можно спать до 12-ти дня. Кстати, в "Черноморце", у Альтмана, тоже свободный подъем. И мы говорили Семену Иосифовичу, чтобы он Блохину сказал — и в сборной так сделать. Но он никак не соглашается.

— Кристина сейчас постоянно в Самаре или порой уезжает в Киев?

— Бывает, что и уезжает. Конечно, хочется, чтобы она все время была со мной, но у нее есть работа, да и наш старший сын — Андрюшка — в Киеве учится. Да и одно время тут не было стабильности — проблемы с деньгами, смена руководства, я сам не знал, останусь ли в команде. Поэтому и не знал — стоит ли переводить детей сюда учиться... Сейчас вроде все нормально, но уже конец сезона, и все зависит от того, решим ли мы задачу остаться в высшей лиге или не решим, останусь я или нет — контракт-то заканчивается в ноябре. Да, мне предложили новый, но пока здесь нет моего агента, да и я сам еще не решил.

— До 2000-го все вопросы переходов ты решал сам?

— Да. Но ошибок, к счастью, не совершал. Даже в 1995-м, когда было непростое время для меня. На тот момент я уже два года был в "Динамо", но шанса попасть в "основу" так и не получил. Играл за "Динамо-2", нервничал из-за этого. Так что и мой переход в "ЦСКА-Борисфен" был правильным. Я заиграл, получил приглашение в сборную. И вернулся в "Динамо". Правда, тоже не сразу получил место в "основе", но пришел Валерий Васильевич, и все изменилось.

— Он изменил твою позицию на поле...

— Это была, скорее, моя инициатива. Я был нападающим, но тогда в "Динамо-2" были проблемы в защите- я подошел к главному тренеру "Динамо-2" Владимиру Онищенко и сказал: "Так нельзя играть в обороне! Поставьте меня защитником, я на этом месте лучше сыграю". Он поставил, и у меня получилось. А перед следующей игрой Онищенко сказал: "Могу поставить тебя в полузащиту, давай попробуем". Попробовали. Этот матч был на Республиканском стадионе, и его смотрел Васильевич. Я в одном моменте подхватил мяч в своей штрафной, довел его до чужой штрафной и забил сумасшедший гол. После этого Валерий Васильевич сказал: "Вы говорите, у вас нет опорного полузащитника? Посмотрите, вот он!" И через пару месяцев Лобановский взял меня на предсезонные сборы, стал подпускать к "основе". Этот человек сделал из меня футболиста, которого знают все. Не появись он в Киеве, неизвестно, как все сложилось бы. Он первым в меня поверил. Правда, в 1993-м Мирон Маркевич тоже мне доверял, поставил меня в состав "Карпат". Оттуда я получил приглашение в сборную, где забил гол. Потом получил приглашение в "Динамо". Но там тренером уже был Сабо, который меня так ни разу и не подпустил к составу. Сидел на скамейке я и при Онищенко с Павловым, и только Фоменко в "ЦСКА-Борисфене" в меня поверил. Вернули в "Динамо", а там снова Сабо... Так что только приход Валерия Васильевича и дал мне шанс. Он верил в меня, верил в меня Михайличенко. А потом опять пришел Сабо и все перечеркнул.

— Ты вспомнил о Львове. Часто бываешь в родном городе?

— Очень редко. Родителей я перевез в Киев, мама Кристины тоже в Киеве, бабушки живут подо Львовом, в последний раз был у них в прошлом году. Крестил сына, который у брата родился... Конечно, долго там не удается остаться, но ностальгия донимает. Помню, во Львове любил кататься на велосипеде. В березовой роще было много воронок от военных взрывов, и мы по ним катались — как сейчас скейтбордисты на горках. А тем временем в банку, которую мы ставили, тек березовый сок, и мы после катаний его пили...

— Кто из сыновей на тебя похож больше?

— Старший, Андрюша. Он более футбольный. И поспать любит, как я, в школу тяжело встает. Ванюшка больше на маму похож. И характером, и щечками и носиком. И рано встает. Наверное, пока маленький — Анрюша тоже рано вставал в его возрасте.

— Кристина выбрала профессию дизайнера одежды. Это был ее выбор или ты как-то влиял?

— Я до поры до времени присматривался — насколько это у нее серьезно. Но Кристина все время что-то изобретала, рисовала, шила, и это было настолько серьезно, что я не мог не поддержать ее. Все, что от меня зависело, я сделал, чтобы помочь ей. Сейчас это немножко мешает — ведь если бы не ее работа, Кристина больше была бы со мной.

— Судя по твоему участию в "акции" с косичками на матч против Казахстана, ты тоже не чужд подобным стремлениям?

— Да уж, Кристина полностью изменила мое мировоззрение в отношении моды, подбора одежды, цветов.

— Об автомобилях...

— Автомобили для меня — это все, после семьи, конечно. Любимая марка — та, на которой езжу, "Субару". Есть еще небольшой семейный "Мерседес". Может, еще одну купим.

— Кристина тоже водит?

— О, она у меня такая гонщица... Шучу, она более-менее умеренный водитель. Я? Я тоже, иногда. Смотря на какой машине. Проблемы с ГАИ? Я очень ГАИ уважаю и дружу с ними. И у меня с ними хорошо складывается.

— Это как, не останавливают?

— Не успевают заметить (смеется). Нет, серьезно, украинские гаишники — нормальные ребята.

— Кристина как-то рассказывала, как ты разыграл ее на день рождения...

— Это в какой раз?

— Когда фирма организовала розыгрыш с беременной и в кафе...

— Так это когда было! На последний день рождения Кристина на вертолете летала. То есть сначала она ехала на лимузине, который мы заказали. Съездила домой, а там мы в снегу закопали надувные цветы, которые вылетели при ее появлении. Потом мы сделали на доме надпись "Снежинка". Так называлось львовское кафе в центре города, где мы часто встречались. А на теннисную площадку рядом с домом мы заранее посадили вертолет. Кристине дали видеокамеру в руки, она снимала, зашла за дом и увидела вертолет. Ей говорят — садись, полетели. Они полетели на спорткомплекс "Чайка", а там, внутри большого горящего сердца, политый бензином материал, который мы вместе с Анрюшкой судорожно пытаемся поджечь. Еще у нас букет роз, и мы ждем. Она спускается на вертолете, снимает на камеру, как мы стоим в горящем сердце. Мы дарим цветы, красивые слова. Подъезжает лимузин и забирает нас домой. Короче, Стивен Спилберг отдыхает.









Сайт про Андрея Гусина